Прейскурантом по материнству

Проблема т.н. «суррогатных матерей», похоже, все чаще из чисто биологической проблемы довольно ограниченного круга людей перерастает в серьезную социальную и что хуже всего – юридическую проблему, с которой сталкивается все больше граждан. Все больше российских семей страдают из-за юридических «подводных камней» суррогатного материнства, когда дети, на первый взгляд, долгожданные и матерям запланированные, не нужны ни биологическим родителям, ни суррогатным. Парадоксально, но, как оказалось, законодательство РФ эту ситуацию практически не регулирует.

Так, например, Зинаида Ракова из Ульяновска планировала быть матерью суррогатной, но в итоге так получилось, что она стала матерью единственной. От малыша его генетические родители отказались на пятом месяце беременности, когда об аборте думать уже было поздно. Она родила мальчика, который в итоге оказался никому не нужен. Зина теперь его пеленает, ест орехи, чтобы грудное молоко было повкуснее и уже называет мальчика по имени - Андрюша. Абсурдно то, что всю беременность она больше всего боялась привязаться к малышу, даже ходила на специальные курсы к психологу.

«С отцом мы встречались, когда был приличный срок, и отец утверждал, что ребенок им не нужен. Хотя юрист говорил: «Что же вы делаете - он же ваш». Нет, говорит, не нужен», - говорит Зинаида Ракова.

Но заставить сделать аборт генетические родители не могли и в первые недели беременности. По российскому закону, единственной матерью ребенка считается та, что вынашивает, пока дитя не зарегистрируют. Именно она полностью решает его судьбу. Захочет - оставит, захочет – отдаст потом в детский дом, захочет - прервет беременность. Закон не может заставить ни суррогатную маму отдать ребенка, ни генетических родителей его забрать. Договор, который подписывают стороны, регулирует только финансовые отношения. Остальное – дело совести обеих сторон.

Передумать могут и генетических родители - что и произошло в Ульяновске. Как оказалось, в сложной процедуре ЭКО-оплодотворения, пара генетических родителей решила подстраховаться и подсадила эмбрионов сразу двум суррогатным мамам, по принципу лотереи - у кого быстрее и лучше получится. А когда получилось у обеих суррогатных мам - от одной, естественно, отказались. И, естественно, ничего не заплатили.

Теперь Зинаида будет судиться с генетическими родителями. Суррогатная мама надеется, что родители опомнятся и заберут ребенка. А если нет, она будет добиваться положенных алиментов – 25% от ежемесячного дохода. Сразу после того, как генетическое родство будет доказано.

Но Зинаиде Раковой с ее Андрюшей еще можно радоваться – ребенок хотя бы родился здоровым и суррогатная мама наотрез отказалась отдавать его в детский дом. А вот маленькому Антону с родителями не повезло. Он родился в январе 2010 года в Москве вместе со своим «суррогатным» братом-близнецом. Но если тот был здоров, то Антон родился тяжело больным: с генетическим заболеванием кожи. Сейчас на теле 11-месячного Антона множество ран. Они возникают почти от любого прикосновения. Это похоже на слишком сильную экзему или блуждающие ожоги. Болезнь незаразная, но лечиться от нее придется всю жизнь, хотя потом симптомы и станут легче. Пожизненное его врачевание обойдется не дешево. Одна повязка с лидокаином - 3600 рублей. А пока мальчик маленький, перевязывать его нужно почти целиком. Это и испугало генетических родителей, которые отказались от малыша сразу после того, как увидели его первую фотографию. Они заявили сразу: «Берем здорового, больной не нужен». Не нужен мальчик оказался и суррогатной матери.

Подобных историй во врачебной практике множество. ЭКО-малыш - ошибка врачей. Тяжелое заболевание должны были заметить еще на стадии эмбриона. Неверно сделанная ПГД (предимплантационная генетическая диагностика) родителей способна привести не к самым хорошим последствиям. Видимо, в случае с Антоном супружеская пара не сказала врачам о своей плохой наследственности, хотя может, они сами об этом не знали. Как итог: один из близнецов оказался болен.

Генетические родители Антона давно живут за границей. Но суррогатную маму искали на родине. В большинстве европейских стран коммерческое суррогатное материнство вообще запрещено. Во Франции - потому что противоречит закону об усыновлении. В Германии – из-за этических и медицинских проблем. Там врачам за процедуру грозит до 3 лет тюрьмы.

Несмотря на это, суррогатное материнство в России только процветает. В последнее время оно даже стало пользоваться еще большей популярностью у многих пар, которым просто «некогда». Теперь за помощью к суррогатным мамам стали обращаться не только бесплодные пары, но и те, кто, не желая тратить время на «вынос» ребенка, предпочитает строить карьеру. К тому же, многие женщины знают, что после 35 лет ребенка можно родить без проблем с очень большими сложностями. И ладно, если за это время карьера способствовала материальному достатку, но ведь сколько пар, которые к 40-летию остаются без серьезных денег и без детей, всю жизнь потратив за погоней за «воздушными замками» успеха.

Но есть и другая сторона проблемы: когда суррогатная мать обманывает биологических родителей, выманивает у них деньги, а потом исчезает в неизвестном направлении. «Суррогатный бизнес» - дело очень прибыльное. Эта услуга может стоить около полумиллиона рублей.

Этот домен продается здесь: telderi.ru, и еще много других